сердючка


В этом году Андрей Данилко перестал быть персоной нон грата в России. Негласный запрет на выступления был снят, и он в образе Верки Сердючки впервые после скандального «Евровидения — 2007» дал концерт в Москве, а также снялся в нескольких новогодних «Огоньках».


— Андрей, так что же произошло тогда, в 2007 году, после чего вас стали запрещать в России?

— После того как я занял второе место на «Евровидении» в Хельсинки, началась травля. Просто по плану второе место там должно было достаться группе «Серебро» — есть легенда, что поэтому коллективу даже соответствующее название дали. Но девочки в итоге взяли «бронзу», а я оказался крайним — почему-то мне решили отомстить, выдавили из обоймы российского шоу-бизнеса. Это была банальная злость, из-за которой клипы и передачи с моим участием убирались из эфиров, рассылались какие-то письма по концертным площадкам, чтобы меня не пускали выступать. Хотя многие российские артисты поддержали меня — Пугачева, Киркоров, Крутой…

— А с сильными мира сего какие у вас отношения?

— На своих концертах я рассказываю о встречах с Леонидом Кучмой, Владимиром Путиным. Истории все абсолютно реальные, просто пропущены через ироничный образ Сердючки. С Путиным, кстати, я встречался лишь единожды — на саммите президентов Украины и России в Форосе. Я вместе с другими приглашенными артистами выступал на официальном концерте, потом нас пригласили на неформальное афтерпати. Президенты — они же нормальные люди, тоже хотят повеселиться. А в конце вечера Путин пригласил меня за стол. Мол, снимайте «доспехи» и подходите. Я не пошел — как-то неудобно стало. Но организаторы потом носились со мной как с писаной торбой: мол, как же — любимый артист президента!

— На Украине за это время отношение к вам не поменялось? Вроде стал национальной гордостью, а теперь опять «москалям продался»…

— Вообще я стесняюсь повышенного внимания к себе. Вспоминаю, как в Минске меня поселили в каком-то дорогущем отеле, а ко входу подогнали лимузин. От стыда чуть под землю не провалился, когда увидел. Если бы еще людей вокруг не было, а то же все смотрят! Красный, как пожарная машина, заскочил в это авто и еще долго в себя прийти не мог, поскольку пафос вообще мне не присущ… На родине же отношение ко мне менялось — сначала было неприятие, потом интерес, следом любовь. Но всегда присутствовала какая-то зависть ко мне и моему успеху. Многим почему-то кажется, что сыграть Сердючку очень легко. Но никто не знает, как это энергетически затратно.

— Недавно вы купили «роллс-ройс» Фредди Меркьюри, чем наделали немало шума. Раритетное авто для удовольствия приобретали или ради пиара?

— Купить этот автомобиль не так просто — надо было подтвердить свою платежеспособность, уладить массу юридических тонкостей, найти специального представителя, который участвовал бы в аукционе, на котором, к слову, «роллс-ройс» Фредди был самым ажиотажным лотом. Я не афишировал покупку, не хотел пиариться на этой теме. Ведь и прежде покупал на интернет-аукционах какие-то пластинки, гитары, автографы, но никто это не обсуждал. Почему-то именно машина всех заинтересовала. Наверное, люди решили, что я собираюсь на ней ездить за кефиром по Киеву или на рыбалку. Я же после покупки связался с менеджментом группы Qween, чтобы посоветоваться, как лучше поступить с приобретением — передать в какой-нибудь музей рока или Музей мадам Тюссо, где есть специальный зал Меркьюри. А оказалось, что открывается первый в мире музей Qween. Все были в шоке, что такой раритет я собираюсь передать в дар. Но я обыграл эту тему: мол, Сердючка от имени всех поклонников Украины делает такой подарок музею. В Европе ведь сложился негативный образ Украины — то она ворует газ, то кого-то сажает, то митингует. Теперь все узнают, что у нас бывают и позитивные новости!

— Осенью вы отмечали 40-летие. Считаете, что уже всего достигли?

— Кажется, 40 лет — это совсем не про меня, ведь часто вижу людей, которые гораздо младше, а выглядят дядьками. Мне же по ощущениям 29-30 лет максимум… Сегодня нередко я вспоминаю, как мы с мамой в Полтаве обитали в одной комнатке, потом сами сделали какую-то низенькую пристройку. Кухня в ней чуть больше обеденного стола, все удобства на улице — один туалет на несколько домов, а мыться раз в неделю мы ездили к знакомым. Вспоминаю, как просыпался зимой в школу и видел, что обои от холода отклеились, свернулись в трубочку и покрылись инеем. Мы жили так бедно, что перед выпускным вечером одноклассники скинулись и купили мне кроссовки и рубашку. Но, несмотря на бедность, я не скажу, что мы жили плохо, нет. Я был постоянно чем-то занят — строил какие-то халабуды, лепил снежных баб, играл в любительском театре. То есть моя собственная биография отчасти похожа на путь Сердючки: из Золушки — в популярную артистку. И шапочка-звезда на Верке не случайно. Ведь это самый точный символ моей героини, который сочетается со всем, что она делает. Просто Сердючка эволюционировала от простой проводницы в телеведущую, а потом в певицу, звезду шоу-бизнеса. А раз звезда — надо ехать на «Евровидение». Раз артистка — то это непременно сложная судьба с запретами, палками в колеса. В общем, все как и у меня…

Источник: http://mirnov.ru/rubriki-novostey/kultura/24923-andrej-danilko-ya-vernulsya-v-rossiyu