Данилко

Андрей Данилко давно перестал появляться на светских мероприятиях и принимать участие в развлекательных программах. Всенародная любимица Верка Сердючка (самое популярное амплуа артиста) не дает интервью и избегает всяческого вмешательства в свою личную жизнь. Но «Взгляду» все-таки удалось поговорить с Данилко по душам.

– Я нигде не снимаюсь, – разводит руками артист. – Завязал с этими дурацкими, никому не нужными передачами. Вообще там себя не вижу. Я словно перевернул в своей жизни какую-то страничку, и в голове у меня все изменилось. Даже уже забыл, когда включал телевизор… Но зато много работаю на заказных концертах.

– Я смотрю, у вас грустное настроение. Этот год был для вас тяжелым?

– Все-таки больше хорошим. Я руковожу коллективом из двадцати пяти человек, и в этом году у всех моих ребят родились дети. Причем мальчики. Кто-то из знакомых мне сказал, что плохая примета, когда рождаются только мальчики, это к войне. Я же не хочу слушать такое, люблю только хорошие приметы.

– Если в вашем коллективе у всех родились сыновья, может, это знак, что и вам пора стать отцом (Данилко в этом году исполнилось 40)?

– Сейчас у меня такого желания нет. Не вижу себя в роли отца. Для такого дела нужно время, которого у меня опять же нет… Вот, например, на Новый год я буду работать. И после праздников уехать из Киева тоже не получится. В 2014-м у нас большой тур по Германии, к нему надо готовиться. Так что отдохнуть пока не получается.

– А хочется, наверное?

– Ну конечно. Хочу поехать за границу, причем надолго. Например, в Израиль. Еще очень люблю Нью-Йорк – обожаю гулять по его улицам и музеям. Хочу поехать туда с Инкой (Инна Белоконь, «мама» Верки Сердючки, дружит с Данилко много лет. – «Взгляд»). А вообще, главное в следующем году – хорошо себя чувствовать. С этими постоянными гастролями я себя очень запустил. Переезды, недосыпы, усталость накопилась. У меня хроническая усталость! И она влияет на все: на ощущение жизни, на желание общаться. Я сейчас вообще ни с кем не общаюсь, кроме нескольких людей. Мне надо восстановиться, побыть какое-то время в изоляции.

– Есть ли в вашей жизни человек, которому можете рассказать о себе все, возможно, даже поплакаться в жилетку?

– Нет, зачем на кого-то выливать свои проблемы? Женщине это да – нужно, но не мужчине. Мы, конечно, бывает, садимся с Инкой и говорим по душам. Чаще всего предаемся воспоминаниям. Как когда-то было легко…

– Еще до того, как к вам пришла известность?

– Даже и во время нее. Вначале мы еще могли спокойно ходить по улицам. А потом стало тяжело. Все эти автографы нравятся первые 15 минут. А когда ты идешь и на тебя все смотрят… Можешь быть невыспавшимся или плохо себя чувствовать. Думаете, приятно?

– Говорят, у вас сейчас проблемы с алкоголем. Он помогает вам снять стресс?

– Я ни с кем не общаюсь, вот люди и придумывают, что я лечусь от алкоголизма. Глупости! Я пью так же, как любой человек. Если б я так пил, как обо мне пишут, я бы просто на сцену не вышел. (Улыбается). Да, бывали сложные периоды, когда меня заставляли пить на сцене. На корпоративах наливали дорогое шампанское. Противно, когда напиваешься, а потом отходишь от этого… Сейчас, когда бывают подобные ситуации, я вместо алкоголя незаметно пью воду.

– Возможно, вас расслабляют поездки в ваш родной город – в Полтаву? Маму часто навещаете?

– Нет. Родственники приезжает ко мне, а я туда ездить не могу. Во-первых, у меня нет времени. Во-вторых, не хочу там никого напрягать. И не могу видеть ужасные условия… Ты ж не можешь всем помочь, правильно?

– Но, может, вы хотите маму перевезти к себе в Киев?

– Что значит перевезти? Моя мама что, телевизор? Она хочет жить в той обстановке, к которой привыкла. И когда пишут, что ее сфотографировали в тапочках, я удивляюсь… (Эмоционально). А вы когда-нибудь были на огороде? Вы туда ходите на каблуках и в бриллиантах? И что мама будет делать в Киеве – просто сидеть?! Там у нее своя жизнь: животные, огороды, садик. Она любит за этим всем ухаживать, жить на природе.

– А вы от чего получаете удовольствие?

– К сожалению, я уже давно его не получал. У меня лежит хороший новый материал – музыкальные новеллы – но я не могу его записать. То, что получается в результате записи, мне не нравится. Я говорю о технической части работы, которая от меня не зависит… А вообще позитивом меня заряжают фильмы 1950-х годов. Бывает, я их смотрю днями и ночами. Заметьте, раньше даже грустные сцены часто снимали в солнечную погоду. Так трогательно, ты не удручен после фильма, даже если он печальный.

Помните, «Мы с вами где-то встречались» (Картина 1954 года, в главной роли Аркадий Райкин. – «Взгляд»)? Вот мне бы хотелось жить в тот период. Или «Я шагаю по Москве»… Чувствовался аромат того времени, когда все было спокойно. Люди без звонка ходили к друг другу в гости, влюблялись, дарили подарки, не торопились заработать деньги. Могли уделить время репетиции, если это касалось работы артиста. У меня большая ностальгия по тому теплому времени. А сейчас смотрю на людей: все какие-то смурные. Чувствуется какая-то внутренняя паника: «А дальше что?» Возможно, поэтому я и современные фильмы не могу смотреть. Может, я отстал от жизни?

Источник: http://vz.ua/shou_biz/intervyu/danilko_kogda_mne_nalivayut_alkogol_ya_nezametno_pyu_vodu