Милиционер. Он слаб, нелеп, мягок… Как это вообще вяжется с образом человека в милицейской форме? Но перед нами действительно блюститель порядка, и мы не можем сказать, что что-то здесь не так.

Он прикрикивает на подчинённых (коим сам был вчера), безумно гордясь своим сегодняшним положением сержанта, и тут же лебезит перед начальством, ничуть не смущаясь такой быстрой перемены в собственном поведении.

Он пытается разогнать «голубых», находящихся в опасной близости от военной части, но делает все так мягко, помахивая при этом своим жезлом, что это вполне может сойти за милое кокетство.

Он радуется возможности легко поживиться, содрав, например, штраф (угадайте, каким способом?) с мертвецки пьяного лежачего гражданина, который оказывается очень знаменитым и ответственным лицом в городе — и возможная нажива срывается.

А как же еще заработать бедному милиционеру с его смешной зарплатой? Как прокормить себя и свое семейство? Конечно, в ГАИ… Это сладкое слово из трех букв… Оно греет ему душу, разливается теплой волной по всему телу, нежным звоном отзывается в душе, будит в сознании безумные фантазии и заставляет его в конце концов исполнить то, что по произведенному эффекту вполне можно сравнить со стриптизом: танец души и сердца под манящий звон монет.

Он бесподобно эротичен, но его сексуальность, которой зрители заражаются мгновенно, увы, направлена не на нас… many, many, many…