Обладательница двух самых больших величин на мировой сцене — груди и звезды — прибыла в шахтерскую столицу с сольным концертом спустя шесть лет после своего последнего визита. Однако такой длительный перерыв объясняется вовсе не тем, что поющая проводница разлюбила наш край: просто ее первое «я» — актер Андрей Данилко — брал тайм-аут. Об окончании которого и сообщил донецким поклонникам одним из первых в Украине.

Пока Данилко бегает от невест…

— Да, всё это время я не давал сольных концертов: однажды почувствовал, что устал. По два с половиной часа прыгать очень тяжело, да и нужно было отойти от номеров того времени, перейти в новое. Я вот только начинаю понимать, какие номера у Сердючки должны быть сейчас. Конечно, на корпоративах работали постоянно: дни рождения, свадьбы. Но это ни в коем случае не халтура: на второй песне мы уже мокрые! Хотя деньги для меня стоят не на первом месте: они будут всегда, если у тебя найдется что показать. Кстати, мы же и в Донецк приезжали в эти годы: пели в День шахтера на площади Ленина в сборных концертах! — улыбается Андрей Данилко — очень милый парень, которому в жизни не дашь его паспортные 37, отмеченные две недели назад.

К слову, не только годы игнорируют артиста, позволяя ему выглядеть очень молодо. По  признанию Андрея, он сам себя чувствует лет на 25. И именно поэтому пока не торопится с устройством личной жизни.

— Приходит время, когда человек понимает, что ему нужна семья. Но сейчас я бы ее не хотел по той простой причине, что ей надо внимание, коль уж ты берешь на себя такую ответственность. Я не один, иногда у меня где-то что-то есть: не в монастыре же живу. Но жениться, завести детей… Нет, я пока побегаю от невест! Тем более мужчина может сделать это и в 50, и в 70. Когда мне было двадцать, я вполне мог стать семейным человеком. Но не сложилось. Получилось очень больно, зато благодаря тому опыту я знаю, что такое счастье, — откровенничает Данилко, рассказывая свою жизненную историю так тихо и спокойно, будто и не он это на сцене предстает в образе разбитной Верки-сердцеедки. — Счастье, когда люди совпадают, чувствуют друг друга, но при этом друг другу не мешают. Счастье, если можно находиться в одной квартире, но у каждого человека есть свое время, своя свобода. И при этом вы друг другу очень необходимы. Вот мы с вами живем вместе, а я люблю побыть один. И вот я сижу, играю на пианино, а вы тихонько открываете дверь, ставите чашку, кладете бутерброд и уходите. Или вы сидите, разговариваете по делам, а я тихонечко беру ваш мобильный и ставлю его на подзарядку. Вот это любовь.

По словам артиста, именно в одиночестве ему удается лучше всего восстанавливаться после концертов.

— Я включаю какой-нибудь фильм, типа «Семнадцать мгновений весны» или «Девушка без адреса», старый-старый, шестидесятых годов. Накладываю себе в тарелку еды как следует,  сажусь, ем и смотрю. Один, — с улыбкой уточняет Андрей.

…разбитная проводница ищет большую любовь

Наслушавшись философско-романтических размышлений Андрея Данилко, переключиться на веселую Верку, которая завела донецкую публику с первой песни, было непросто: ну как такие разные люди уживаются в одном человеке!

Да и вообще, в начале концерта у зрителей складывалось впечатление, что они попали на какое-то травести-шоу. Ну ладно сама Сердючка: когда на нее смотришь, напрочь забываешь, что за мощным бюстом этой горячей штучки скрывается талантливый артист мужского пола. А вот мальчики вокруг нее-него, активно виляющие попками, вызывают вопросы.

Уже после второй песни Верка заболтала зал, активно делясь воспоминаниями по поводу того, что ей довелось пережить за последние несколько лет.

— На 70-летие Кучмы в Ялте был глобальный концерт. Все артисты выступали бесплатно, и только я — за деньги. Мне дали. Но предупредили — никому ни слова! А я — никому, только к Тае Повалий зашла в гримерку и шепнула. А она потом почему-то очень зло пела песню «Одолжила», — хихикая призналась артистка. — Но не всё в моей жизни было так весело. Как-то вызвало меня руководство телеканала «Интер» и сообщило, что вырезало из эфира мое выступление, посчитав песню «До-ре-ми» оскорбительной для… Саакашвили. Я говорю: «Вот стыць. А шо, в Грузии ноты отменили?». Мне отвечают: «Просто там оскорбительный текст». Ну, вы ж слова помните? «Ку-ку, мы едем в Баку, сиси-миси-писи поедем и в Тбилиси, будем танцевать, будем зажигать…» Это что, Са-акашвили подумал, что я призываю русских солдат ехать на танке под мою песню? Спустилась я в столовую, накатила стаканчик и вернулась отстаивать свой репертуар. Потому что еще раз поняла: надо иметь стержень. Я ж, дончане, никогда не реагировала на эти выпады. Помните, как меня запрещали в России? Я тогда себя вообще чувствовала диссиденткой: Сахаров, Солженицын, Сердючка. Столько потратили денег на эту кампанию против меня! Но, как говорится, напугали ежика голым коленом! Людей не обманешь! А мне с Саакашвили детей не крестить, поэтому я эту песню всё равно пою.

Дончане поддерживали Верку бурными аплодисментами и криками: «Сердючка, ты — звезда!». На что артистка отвечала:

— Да знаю я, что вы меня любите! Еще с тех пор, как я перед вами в шубе выступала. Вот идиотка! Потом в гримерке вся красная сидела!

Зато «мама» певицы, появившись на сцене, с удовольствием дирижировала эмоциями зала, приговаривая:

— Я тут сижу сейчас в третьем ряду и думаю: «Який це неблагодарний труд — бути артисткою!». Кажуть: «На экран через диван». У мене дочка не така. Она молодец — талантище: всё сама делает. Еще и стеснительная. Бывает, приведет мальчика часов в пять… утра, постесняется с ним до трех дня… И уводит обратно!

— Эх, друзья, личное счастье… Его ж так непросто устроить! — призналась сама Верка, вернувшаяся на сцену в новом наряде. — Но я по-прежнему ищу свою большую любовь. И часто бросаюсь в пучину страсти. По этому поводу я даже сочинила целый блок песен под названием «Интимна лирика». Родилось всё вот как. Я была в Нью-Йорке, жила на Манхэттене, в гостинице на 36-м этаже, и в номере был огромный балкон. Я на него выходила и думала: «Училась в школе на один и два, а вся Америка у моих ног!». И вот как-то вечером я взяла коньячок, нарезала лимончик и… Дончанки, знаете, бывает такая ситуация, когда дома в одиночку натюкаешься, а потом в пять утра начинаешь вызванивать и выяснять: «Да ты меня не любишь. И я тебя никогда не любила! Потому что я — артистка!». И смс-ки шлешь в указанном направлении. А спустя сутки начинаешь вспоминать: «Боже, шо я писала! Да еще отправляла не тому!». Но именно в такой вечер я нацарапала на салфетке фрагмент новой лирической песни, с которой и начался весь цикл. Вы его услышите первыми!

Судя по реакции зала, интимная лирика Сердючки пошла на «ура». Впрочем, так же активно публика пританцовывала под ретро-хиты типа «Горилки» и новинку «Дольче-Габбана». Получается, Верку в Донецке любят во все времена и во всех проявлениях!

Новый хит поющей проводницы


«Пісня про перший раз»

Ми сидим у тебе вдома:
шампанське, сир, канапки.
Я дивлюсь у твої очі,
мов кицька держу лапки.
В тебе це в перший раз
і в мене це в перший раз,
це просто якийсь копець,
це просто якийсь абзац.
Ніжно цілуй мене,
похулігань зі мной,
розкомплексуй мене,
не зневажай!
Давай на раз-два-три,
раз-два-три, раз-два-три,
перейдемо на ти,
ой на ти, ой на ти.
Давай на раз-два-три
забудем про суспільство.
Ми сидим ніяковієм,
Бо комплекс в’яже руки.
Я тобі тихенько шепчу:
«А може, ні, не будем?»
Бо в тебе це в перший раз,
і в мене це в перший раз,
це просто якийсь копець,
це просто якийсь абзац.
Ніжно цілуй мене,
похулігань зі мной,
розкомплексуй мене,
не зневажай!
Ирина Панская. Фото Ольги Кононенко. источник: donbass.ua